Поиск авто: расширенный поиск

UAH
USD
EUR
  • Как Берта Бенц изменила мир? - Mercedes-Benz в самом начале пути

    2010-02-01 13:04:24 - пишет berkutu: 3376

    Как Берта Бенц изменила мир?

     

    Пфорцхейм: в память о Берте Бенц...

     

    Обычно человеком, изменившим мир, называют Карла Бенца – того самого Бенца, который дал миру автомобили, создав удивительный двигатель внутреннего сгорания. Говорят, что именно благодаря Карлу Бенцу «железный конь пришел на смену крестьянской лошадке». Но это не совсем так. Если бы не жена Карла – фрау Бенц, то мы вряд ли бы наблюдали сейчас пробки на дорогах мегаполисов, спорили о лучших марках автомобиля и тратили время на посещение СТО.

     

    Берта Бенц, урожденная Рингер, была дочерью удачливого плотника и на первый взгляд ничего особенного из себя не представляла – симпатичная немецкая девушка из хорошей семьи. Тем не менее, эта девушка потребовала у отца приданое еще до свадьбы, мотивируя требование (не просьбу!) тем, что Карлу необходимы деньги для того, чтобы выкупить у компаньона часть фирмы: компаньон Карла Бенца устал тратить деньги на «фантастические прожекты», за которыми не наблюдалось прибыли.

     Эти деньги позволили Карлу Бенцу заняться конструированием двигателя. Правда, Берта, как уже было сказано, была дочерью плотника, а не дочерью Ротшильда, поэтому деньги довольно быстро закончились. А Бенцев к тому времени было уже четверо: сам Карл, Берта и двое мальчиков – Рихард и Ойген. Наступили голодные времена. Берта держалась, стиснув зубы, буквально из топора готовя мужу и детям обеды. Карл продолжал работать.

     И вот их усилия увенчались успехом – в 1885 году была создана «самодвижущаяся коляска». Одноцилиндровый двигатель с рабочим объемом 984 куб. см, мощностью 0,9 л.с., 400 об/мин. То есть, «коляску» тащила почти целая лошадь. При этом двигатель Бенца был удивительно легок – его вес составлял всего 69 кг, в то время как самые известные в то время двигатели «Дойц» весили аж 660 кг.

     В Мангейме, где жило семейство Бенцев, смеялись: «У папаши Бенца не все дома». Ходили разные сплетни, вплоть до того, что покупатель «самобеглой коляски» попал в сумасшедший дом – то ли испугавшись механизма, то ли в результате воздействия «коляски» (и в те времена, как и теперь, люди любили находить «источники вредного воздействия»).

    К 1888 году было построено еще две машины, модернизированных по сравнению с первой – переднее колесо было подвешено на рессоре, двигатель закрыт кожухом, для ездоков установили складной тент (очаровательный получился кабриолет). Этот самый кабриолет получил Большую золотую медаль мюнхенской промышленной выставки. Тем не менее, несмотря на столь высокую оценку, «самобеглую коляску» Бенца оценивали большей частью как технический курьез.

    Нужно заметить, что в то время к подобным механическим чудесам отношение было двоякое. С одной стороны – технические новинки завораживали, с другой – во многих новинках люди не видели смысла. Ну скажите на милость, кому нужны «самобеглые коляски», если в наличии имеется прекрасная лошадиная тяга? К тому же, породистые лошади – это и престиж, и статус, и просто красота. А какая особая красота и элегантность в этой «коляске» с нелепым тентом и ненадежными колесами? Если помните, именно с этой проблемой столкнулся мечтательный Адам Козлевич, когда пытался внедрить идею автомобилизации в незабвенном Арбатове (Ильф и Петров, «Золотой теленок»).

     И если бы не Берта Бенц – мы бы по сей день ощущали на городских улицах не запах автомобильных выхлопов, а аромат отходов жизнедеятельности парнокопытной тяги.

    Берта Бенц была в первую очередь женщиной, а уж потом – все остальное. И как женщина она видела, что «самобеглой коляске» не хватает одного: демонстрации практичности. Вопрос был не в элегантности, а именно – в практическом применении. Необходимо было объяснить людям – желательно наглядно – для чего может пригодиться подобный механизм и чем он лучше «крестьянской лошадки».

     И вот в один прекрасный день (4 августа 1888 года), не известив мужа ни одним словом, фрау Берта взяла двоих сыновей, и они втроем потихоньку вывели машину из ворот, прокатили по улице подальше от дома – чтобы Карл Бенц не услышал звук работающего двигателя. За руль сел Ойген, которому в то время было уже 15 лет. Берта и младший Рихард были пассажирами. И машина поехала. И не куда-нибудь, а в Пфарцхайм, где жили родители Берты. За 90 км!

     Не нужно считать расстояние незначительным. Дороги оставляли желать лучшего, ведь они были приспособлены для гужевого транспорта, а отнюдь не для автомобильного. Да и скорость автомобиля была не чета современным – максимум 15 км/ч, а Ойген ехал медленнее. Так что путешествие растянулось на целый день.

     Естественно, были и приключения, которые теперь стали достоянием истории. Сначала подвели тормоза – задымились кожаные накладки, да еще и на спуске, то есть, при максимальной скорости! И перед поворотом! Мальчики испугались, а Берта Бенц не растерялась. Поднабравшись от мужа разнообразных знаний, дочь плотника и жена автоконструктора скомандовала: «Наклониться в сторону поворота!» – и опасный момент был преодолен. Новые кожаные тормозные накладки приобрели в ближайшей деревне у сапожника.

     Затем пришлось ремонтировать у кузнеца приводную цепь, которая растянулась. Берта – гениальный маркетолог! – не тратила зря ни одной секунды. Пока кузнец возился с цепью, она устроила собравшимся зевакам обзорную экскурсию вокруг машины, каждым словом подчеркивая достоинства чуда техники. Женщины завистливо поджимали губы и прикидывали, как бы они сами воспользовались такой «самобеглой коляской» (и лошадь запрягать не нужно!). Нужно отметить, что рекламная речь фрау Берты произвела куда больший эффект и возымела большее действие, чем золотая медаль, полученная на выставке. Ведь медаль дали за «чудо», а Берта Бенц демонстрировала потенциальным потребителям практическую пользу.

     Засорившуюся трубку, через которую топливо подавалось в карбюратор, Берта прочистила длинной шпилькой (такими шпильками дамы прикалывали к прическе шляпки). Для дозаправки понадобилась… аптека. Естественно, ни о каких СТО и автозаправках тогда речи не было, а бензин продавали в аптеках, в маленьких пузырьках, как лекарство от кожных болезней. Называли его лигроином.

     Фрау Берта справилась даже с коротким замыканием. Когда пробило изоляцию на проводе высокого напряжения, она соорудила новую «изоленту» из… резиновой подвязки от своего чулка.

     Вот так Берта Бенц и сыновья совершили историческое путешествие из Маннхайма в Пфарцхайм. Финалом пути была телеграмма мужу (к тому времени Карл Бенц уже висел на потолке, представляя все ужасы, которые могли приключиться с его семейством и машиной): «Мы приехали к бабушке в Пфарцхайм». О благополучном прибытии Берта благоразумно умолчала – обе цепи задних колес растянулись. Лишь утром была отправлена телеграмма с просьбой прислать новые цепи.

    Впоследствии братья Бенц, сыновья Карла, усовершенствовали первую модель автомобиля – установили фонари для поездок ночью, добавили вторую передачу, подняли степень сжатия и увеличили количество оборотов – все на основании испытательного пробега «на деревню к бабушке».

     Если бы не Берта Бенц, машине Карла грозила судьба многих «забавных и бесполезных» технических новинок, которые признавались достижениями науки и техники лишь спустя десятилетия. Но Берта Бенц, истинная женщина-автомобилистка, верно уловила практическую пользу и назначение машины: доставка пассажиров и грузов из точки А в точку Б. И смогла продемонстрировать ее публике. И мир изменился – благодаря дочери плотника, симпатичной немецкой девушке, жене выдающегося конструктора, благодаря Берте Бенц.

     

    Добавить в избранное